Проспер Мериме

Венера Илльская

    Анастасия Головинаhas quoted5 years ago
    Альфонс де Пейрорад оставался неподвижным, как Терм. Это был высокий молодой человек, двадцати шести лет, с лицом красивым и правильным, но маловыразительным. Его рост и атлетическое сложение хорошо согласовались со славой неутомимого игрока в мяч, которой он пользовался в тех краях. В этот вечер он был одет элегантно, по картинке последнего номера «Модного журнала».
    Арина Елисееваhas quoted9 days ago
    Если бы все разрушители наших древних памятников поразбивали о них головы!
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    Было очевидно, что он погиб насильственной смертью и что агония его была ужасна. Однако ни малейшего следа крови не было видно на одежде. Я раскрыл его рубашку и увидел синюю полосу на груди, на боках и на спине. Похоже было на то, что его сдавили железным обручем. Я наступил ногой на что-то твердое, лежавшее на ковре; наклонившись, я увидел брильянтовый перстень.
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    ыло ясно, что с Альфонсом приключилось несчастье. Я вбежал в спальню новобрачных; она была полна народу. Первый, кого я увидел, был молодой Пейрорад, полуодетый и распростертый поперек сломанной кровати. Он был мертвенно бледен и неподвижен. Мать плакала и кричала, стоя около него. Г-н де Пейрорад суетился, тер ему виски одеколоном, подносил к носу пузырек с солями. Увы, его сын был давно мертв! На диване, в другом конце комнаты, лежала новобрачная, бившаяся в страшных судорогах. Она испускала нечленораздельные крики, и две дюжины служанок едва могли ее удержать.
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    Вы помните мое кольцо? – продолжал он после небольшого молчания.

    – Ну конечно! Его украли?

    – Нет.

    – Значит, оно у вас?

    – Нет... я... я не мог снять его с пальца этой чертовки Венеры.

    – Да будет вам! Вы просто недостаточно сильно потянули.

    – Я старался изо всех сил... Но Венера... согнула палец.
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    Вы, русильонцы, настоящие вольнодумцы! Как это вы могли, сударыня, назначить свадьбу на пятницу? Мы в Париже более суеверны: у нас никто бы не решился жениться в этот день.

    – Ax, Боже мой, и не говорите! – отвечала она. – Если бы зависело от меня, я бы, уж конечно, выбрала другой день. Но Пейрорад настаивал, и мне пришлось уступить. Меня все же это очень тревожит. Что, если случится какое-нибудь несчастье? Должна же быть причина, почему все люди боятся пятницы?
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    Смысл может быть двоякий, – ответил я. – Можно перевести: «Берегись того, кто любит тебя, остерегайся любящих». Но я не уверен, что в данном случае это будет хорошая латынь. Принимая во внимание бесовское выражение лица этой особы, я скорее готов предположить, что художник хотел предостеречь смотрящего на статую от ее страшной красоты. Поэтому я перевел бы так: «Берегись, если она тебя полюбит».
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    Есть что-то беспощадное в выражении ее лица, а между тем я никогда не видел ничего столь прекрасного.

    – Венера, мыслью всей прильнувшая к добыче! —

    воскликнул г-н де Пейрорад, которому мой восторг доставлял удовольствие.
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    Волосы, поднятые надо лбом, по-видимому, были когда-то вызолочены. Голова маленькая, как почти у всех греческих статуй, слегка наклонена вперед. Что касается лица, то я не в силах передать его странное выражение, характер которого не походил ни на одну из древних статуй, какие только я в состоянии припомнить. Это была не спокойная и суровая красота греческих скульпторов, которые по традиции всегда придавали чертам лица величавую неподвижность. Здесь художник явно хотел изобразить коварство, переходящее в злобу. Все черты были чуть-чуть напряжены: глаза немного скошены, углы рта приподняты, нозд–ри слегка раздувались. Презрение, насмешку, жестокость можно было прочесть на этом невероятно прекрасном лице. Право же, чем больше всматривался я в эту поразительную статую, тем сильнее испытывал мучительное чувство при мысли, что такая дивная красота может сочетаться с такой полнейшей бессердечностью.
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    – Ты здесь, подлюга? (Он употребил на своем родном языке более сильное выражение.) Ты еще здесь? – говорил он. – Это ты сломала ногу Жану Колю! Достанься ты мне, я бы тебе свернул шею.

    – А как бы ты это сделал? – сказал другой. – Она вся из меди, и такой твердой, что Этьен сломал напильник, когда попробовал резнуть. Это медь языческих времен, тверже всего на свете.

    – Будь у меня с собой долото (говоривший, видимо, был подмастерьем слесаря), я бы сейчас же выковырял ее белые глазищи, как вынимают миндалину из скорлупы. В них серебра не меньше чем на сто су.

    Они пошли дальше.

    – Надо все-таки попрощаться с идолом, – сказал, вдруг остановившись, старший из парней.
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    Слушай, жена, – сказал г-н де Пейрорад решительным тоном, вытягивая свою правую ногу в пестром шелковом чулке. – Если бы Венера сломала мне ногу, и то я бы не жалел.
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    А, вы намекаете на женитьбу этого молодца! – вскричал он, прервав меня. – Пустяки! Мы с этим покончим послезавтра. Вы посмотрите свадьбу, которую мы справим запросто, так как невеста носит траур по тетке, оставившей ей наследство. Поэтому не будет ни празднества, ни бала...
    lokofanspecialOnehas quoted3 months ago
    О, все в порядке! Она выглядит еще лучше и красивее, чем крашеный гипсовый бюст Луи Филиппа, что стоит в мэрии. А все-таки лицо этого идола мне не нравится. У него недоброе выражение... да и сама она злая.

    – Злая? Что же плохого она вам сделала?

    – Мне-то ничего, а вот вы послушайте, что было. Принялись мы вчетвером тащить ее, и господин де Пейрорад, милейший человек, тоже тянул веревку, хотя силы у него не больше, чем у цыпленка. С большим трудом поставили мы ее на ноги. Я уже взял черепок, чтобы подложить под нее, как вдруг – трах! – она падает всей своей тяжестью навзничь. «Берегись!» – кричу я, но слишком поздно, потому что Жан Коль не успел убрать свою ногу...

    – И статуя ушибла его?

    – Переломила начисто ему, бедному, ногу, словно щепку! Ну и разозлился же я, черт побери! Я хотел разбить идола своим заступом, да господин Пейрорад удержал меня. Он дал денег Жану Колю, а Жан до сих пор лежит в постели, хотя дело было две недели назад, и доктор говорит, что он никогда уже не будет владеть этой ногой, как здоровой.
    Varvara Kurbatovahas quoted4 months ago
    Его большие загорелые руки с короткими ногтями плохо подходили к его наряду
    Varvara Kurbatovahas quoted4 months ago
    . Это были руки крестьянина в рукавах денди.
    Фатима Атаеваhas quoted10 months ago
    Быть может, мужество приходит вместе с трудностью положения.
    Фатима Атаеваhas quoted10 months ago
    К тому же, не знаю почему, свадьбы всегда нагоняют на меня грусть, а эта вдобавок мне была даже неприятна.
    Фатима Атаеваhas quoted10 months ago
    Вы видите, сударь, конституция – это только пустой звук. У нас нет свободы вероисповедания!
    Anais Azulayhas quoted3 years ago
    Какую глупую роль играет холостяк в доме, где совершается свадьба!
    Anais Azulayhas quoted3 years ago
    Быть может, мужество приходит вместе с трудностью положения.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)