Сергей Никитин

Как квакеры спасали Россию

Ужасающий голод 1921 года поставил советскую власть перед неизбежным решением: признать катастрофу и принять иностранную помощь. В течение короткого времени были подписаны более двадцати договоров с международными организациями, изъявившими желание помогать Советской России. Третьим в этом списке был договор Наркомпрода с квакерами. Квакеры, или Религиозное общество Друзей, — это протестантская христианская церковь, история взаимодействия которой с Россией начинается в XVII веке. С 1916 по 1931 год квакеры смогли вполне мирно и плодотворно сотрудничать со всеми властями: с чиновниками царской России, с чехословацкими легионерами и большевиками. Это сотрудничество способствовало спасению сотен тысяч людей, которые выжили благодаря квакерским пайкам, врачам, тракторам и лошадям. В России практически ничего не известно об этой помощи, имена спасителей забыты, добрые дела преданы забвению. Сергей Никитин, многолетний представитель Amnesty International в России и исследователь истории квакеров, своею книгой стремится восстановить историческую справедливость. Книгу предваряет вступительная статья старшего научного сотрудника ИРИ РАН и члена Вольного исторического общества Владислава Аксенова, вводящая квакерские инициативы в социально-политический контекст эпохи.
335 printed pages

Impressions

    Чёчитаешь | книжный блог для взыскующихshared an impression6 months ago
    💀Spooky
    💡Learnt A Lot

    «Как квакеры спасали Россию» — это по большей части историческая справка, добротный отчёт о проделанной благотворителями работе. В ней масса сюжетов и персонажей достойных отдельного романа или сериала. Но сам автор избегает беллетризации, не стремится «живописать», просто сообщает факты, приводит статистику, воссоздаёт хронологию. Кажется, в книге больше внимания уделяется перипетиям выстраивания юридических и неформальных отношений квакеров с советскими властями, чем подробностям их быта и сложностям организации миссии. Больше статистики — меньше, чем хотелось бы, человеческих голосов и лиц. Оживляют документальную хронику фрагменты писем, дневников и мемуаров, а ещё архивные снимки. Не хочу, чтобы мои слова звучали незаслуженным упрёком за стрельбу мимо цели, в которую автору и не метил. Сергей Анатольевич прекрасно справился с главной задачей — спасти от забвения очень ценный фрагмент нашей истории. Во всяком случае, благодаря этой книге, две точки моей персональной топографии — Бузулук и Тургояк — обрели историческую глубину и... да, пожалуй, можно так сказать — духовное значение.

    Полный текст обзора на сайте блога «Чёчиташь»: https://chyochitaesh.ru/tpost/h27cnfrz51-kak-kvakeri-spasali-rossiyu

    xanthineshared an impression3 months ago
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile

Quotes

    xanthinehas quoted3 months ago
    Мне повезло встретиться с многими из тех, кто помнил квакерскую помощь, и все они отзывались о ней с большой благодарностью. В 1995 году я впервые приехал в Бузулук. На местном рынке я подходил к старикам, торговавшим овощами со своих огородов: я искал тех, которые с детства жили в этих краях. Все, с кем я заговаривал на эту тему, были открыты и в один голос говорили приблизительно одно и то же: голод был страшный. Сначала все зерно вымели большевики своими продразверстками. Потом была необычно теплая весна, которую сменило сухое жаркое лето.

    Мы умирали, потому что было нечего есть. А спасли нас иностранцы: американцы и англичане. Они кормили нас, они спасли нас от смерти своими пайками.
    xanthinehas quoted3 months ago
    В своей книге «Дух конструктивизма. Квакеры в революционной России» Дэвид Макфадден отмечает, что уже летом 1924 года реализация смелых планов, разработанных квакерами в 1923 году, оказалась под угрозой. Финансирование из Великобритании и США стало сокращаться: голод миновал, Советская Россия уже вовсю торговала зерном, введенная в стране новая экономическая политика (НЭП) способствовала росту благосостояния людей. В Лондоне и Филадельфии считали, что программы оказания помощи в России слишком затянулись. О продовольственной помощи речь уже не шла. Да и большевики потихоньку из просителей превращались в порой высокомерных и весьма привередливых получателей иностранной помощи. Все чаще звучали чиновничьи голоса, мол, давайте деньги, а что с ними делать, мы и сами как-нибудь разберемся. Наркомздрав изменил свою политику, финансировать уже начатую работу на паритетных основах ведомство Семашко отказывалось. Квакерам увеличили плату за аренду помещений и коммунальные услуги, а русским работникам в квакерских клиниках и амбулаториях Бузулукского уезда большевики потребовали увеличить жалование — за счет иностранцев.
    xanthinehas quoted3 months ago
    Ряд чиновников признавали серьезность положения крестьян, однако правительство не одобряло публикации статей, рисовавших картины народного бедствия, и за этим бдительно следили цензурные комитеты. Сотрудники Министерства финансов обвиняли своего министра И. А. Вышнеградского в том, что он отказался своевременно привлечь внимание общественности к последствиям неурожая из опасений, что эта информация окажет негативное воздействие на биржевой курс рубля [22]. В газетах запрещалось употреблять слово «голод», его следовало заменять более нейтральным «недород». В обществе распространился слух, будто, когда один из министров в своем докладе государю упомянул о голодающих крестьянах, Александр III сделал на нем пометку: «У меня нет голодающих, есть только пострадавшие от неурожая» (по другой версии, император произнес эту фразу в ответ на заявление одного полкового командира, что офицеры его полка собираются пожертвовать деньги голодающим). Либерально настроенный князь В. А. Оболенский считал, что «эта формула была принята в руководстве цензорами, которые вычеркивали из газетных столбцов слова „голод“, „голодающие“ и заменяли их словами — „неурожай“ и „пострадавшие от неурожая“» [23]. Возможно, это было связано с распространенной в народе поговоркой: «Неурожай от бога, а голод — от царя», и такой заменой власть пыталась смягчить свою возможную дискредитацию у крестьянских масс. Однако цензура лишь подстегивала фантазии обывателей, и в обществе распространялись алармистские слухи, преувеличивавшие размеры голода. Появлялась подпольная литература о голоде, ходили карикатуры на императора и чиновников. Одна из карикатур (английского художника) изображала императора, спиной к голодающим, отказывающегося от пожертвований со словами: «Голода нет!»

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)