Виктория Хислоп

Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции

    b4027416275has quotedlast month
    За следующие месяцы я узнал, что, пытаясь порвать с прошлым, ты лишь оживляешь воспоминания.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Сетовали и некоторые владельцы кафенионов.
    «Избавьтесь от этой девицы, — потребовали они от священника. — Она губит наш бизнес».
    Священник тщательно взвесил ситуацию. Пелагия была ни в чем не виновата. Эта женщина — создание Божье, свидетельство Его всемогущества. Она не преступница, красота дана ей от рождения, а не приобретена за счет какого-то злого умысла. В руках священника была богатая церковь с большим приходом и хорошими сборами с прихожан. Уволить Пелагию было бы неправильно.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    руют более или менее важные дела на вторник. Именно в этот день недели великий город Константинополь, оплот христианства, пал под напором турок. И хотя это случилось более пяти столетий назад, тень катастрофы 1453 года все еще лежит на стране. Об этом событии люди думают каждый день, а во вторник память об истории особенно сильна
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    устые, заброшенные здания есть в каждом поселке, каждом городе. У некоторых построек такой вид, будто они простояли не одно столетие, но есть и те, что, похоже, появились всего несколько десятилетий назад. Немалое число этих домов находится в запустении, потому что, согласно завещанию, их следовало поделить на великое множество частей и никто не пожелал брать на себя ответственность. Но так происходит не всегда. Большинство зданий возводят, с оптимизмом глядя в будущее, а потому изобилие сооружений с темными, нередко лишенными стекол окнами всегда вызывает у меня вопросы. За каждым фактом существования странного недостроя кроется какая-то причина
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Про Каламату лучше много не читать, иначе и не захочешь туда ехать. В книгах пишут про порт, сутенеров, проституток, сообщают об экспорте оливок и изюма. Городок, вероятно, не очень привлекателен для туристов, но в нем есть обаяние, на которое в спешке можно и не обратить внимания.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Люди платили не за музыку, а за то действие, которое она на них оказывала
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    понимаю, откуда взялась история Евы, и ее основная мысль вызывает у меня сочувствие. Я спрашиваю себя: к чему придет поколение, которое день за днем живет со знанием того, что им во многом отказано?
    Вполне вероятно, Ева и ее друзья через два-три десятилетия очнутся и поймут, что упустили шанс использовать свой потенциал и полжизни потратили впустую. Это ощущение отчуждения в Греции очень-очень сильно. Оно дает о себе знать в каждом поселке и городе. Оно может выплеснуться в граффити, но его реальное проявление — разочарованные лица. Миллионы молодых людей не видят будущего в собственной стране. Они чувствуют себя так, словно родина повернулась к ним спиной. Если у них есть возможность, они бегут, как Атанасия. Может быть, такой путь выберет и Ева, если ей хватит силы воли.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    судорожно стискивал в руке.
    У дома стоял старик лет шестидесяти. Слева от него — молодой человек, справа — девочка. Отец, брат и сестра невесты, принаряженные к торжеству. Дешевая ткань мужских костюмов отливала ярким блеском даже в такой облачный день; накрахмаленные воротники новых рубашек вреза́лись в шею; узкие туфли жали ноги. Отец и сын были сухопары.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Ребенок, одетый как мужчина, смотрит на мужчину, плачущего как ребенок. Мальчик бросается прочь от девочек, взбегает по ступенькам.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    ва сердилась и на саму жизнь, и на ту землю, по которой она ходит. Но больше всего она злилась на свою страну — на Грецию. Как и миллионы молодых людей, Ева считала, что ее кинули.
    Два года назад она бросила университет. «Какой смысл? — сказала Ева. — Большинство ребят моего поколения болтаются без работы, так какой прок от образования? Отправиться в мир со знаниями, которые никому не нужны? Бесполезно все это».
    Я чувствовал, что Ева глубоко разочарована. Судя по манере разговора, она была большой умницей, страстной натурой
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    вдруг я там оказался. В самой Аркадии.
    Почти три тысячи лет назад поэт Гесиод написал о тамошней жизни: «Жили те люди, как боги, с спокойной и ясной душою, горя не зная, не зная трудов. И печальная старость к ним приближаться не смела... А умирали, как будто объятые сном. Недостаток был им ни в чем не известен. Большой урожай и обильный сами давали собой хлебодарные земли»7.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Я был абсолютно свободен в выборе, мог ехать куда хочу, но странно, насколько может выбить из колеи такая свобода.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Кало мина, — весело сказал он, — октомврис! Хорошего вам месяца, октябрь наступил!»
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Довольно просто притворяться совершенно иным человеком с теми, кто ничего не знает о твоем прошлом.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Похоже, люди здесь и не подозревают, что такое одиночество. Вот пока я писал эту открытку, кто-то вошел и спросил меня, откуда я и что здесь делаю. Объяснять такие вещи непросто.
    Самое жуткое для греков — одиночество, и потому все постоянно приходят поговорить со мной, задать вопрос или сказать мне что-нибудь.
    Они приглашают меня домой на
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Я в тот день отправился встречать тебя в аэропорт Каламаты, но ты не появилась, я прождал двадцать четыре часа — думал, может, ты ошиблась и прилетишь следующим рейсом. Или опоздала на самолет и не смогла мне сообщить. Я выдумывал десятки объяснений. Ту ночь я спал в кресле за тележками для багажа. Уборщик протер пол вокруг моих ног, а потом принес мне пирог со шпинатом, который собиралась выбросить его жена. Она была владелицей киоска, а их сын сидел на паспортном контроле, и, конечно, за сохранность багажа отвечал племянник, а у турникета посадочные талоны проверял двоюродный брат. «Маленькие аэропорты в Греции — дело семейное», — светясь от гордости, сказал уборщик.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    ледующие несколько дней я почти ничего не делал — сидел да смотрел на Ионическое море. Волны совсем взбесились, они бесконечной чередой накатывались и обрушивались на песок. Стихия отражала смятение моей души. А она, казалось, не могла успокоиться. Мне не хотелось есть, не хотелось ни с кем разговаривать. Мужчины считаются сильным полом, но я никогда не чувствовал такого бессилия. Я думаю, море утащило бы меня, если бы я подошел слишком близко. Случались дни, когда у меня возникало желание исчезнуть в этой пене.
    Alona Shkrumhas quoted2 months ago
    Тем не менее заявляю: возможно, в Греции есть город красивее Нафплиона, но пленительнее места я не знаю. Его платия — самая величественная из площадей, какие я видел. Представь себе громадный танцевальный зал, открывающийся небесам. Ровная мраморная плитка сверкает чистотой, а прекрасные здания с четырех сторон защищают тебя от малейшего ветерка даже по вечерам. Стены это
    Natalya Lebedinskayahas quotedlast year
    Здесь же я мог находиться в обществе незнакомых людей, а поскольку долго не задерживался на одном месте, то у них не было возможности узнать, каков я на самом деле. Довольно просто притворяться совершенно иным человеком с теми, кто ничего не знает о твоем прошлом…
    Marina Dorokhovahas quoted2 years ago
    Иногда ты просто знаешь, где твое место. Там, где ты можешь быть по-настоящему счастлив. Хотя бы несколько минут в день. Если стоит жить ради этих нескольких минут, значит у тебя есть что-то настоящее.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)