Read

Великие книги великих людей. В 3 томах. Том 1. Афоризмы житейской мудрости

Философ пессимизма, ироничный, остроумный, иногда злой Артур Шопенгауэр в «Афоризмах житейской мудрости» дает яркую и целостную картину философского восприятия жизни, делится с читателем своими мыслями о воспитании, долге, одиночестве. Шопенгауэр делает попытку привести людей к правильному пониманию реальной жизни и своего места в ней для каждого индивидуума.
more
Impression
Add to shelf
Already read
263 printed pages

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

Артур дело говорит, но иногда старика заносит:

"Негры — самый общительный, но также и самый отсталый в умственном
отношении народ; по известиям французских газет из Северной
Америки негры — свободные вперемежку с рабами — в огромном
числе набиваются в теснейшие помещения; они — видите ли — не
могут достаточно налюбоваться своими черными лицами с
приплюснутыми носами."

"Если юноша в 18 лет будет вести, хотя бы всего несколько недель, такую интенсивную половую жизнь, какая нормальна лишь в тридцатилетнем возрасте, то время, пожалуй, даст ему аванс, но за это придется заплатить
частью сил последующих лет жизни."

"Правда, нельзя своими силами добыть
ум или мужество: первое наследуется от матери, второе — от
отца."

thegarura
thegarurashared an impression9 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Всем читать и думать!

Василий
Василийshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

QuotesAll

Обусловленный полным здоровьем и счастливой организацией спокойный и веселый нрав, ясный, живой, проницательный и верно схватывающий ум, умеренная, кроткая воля, дающая чистую совесть, – вот преимущества, которых не может заменить никакой ранг, никакое богатство.
Говоря проще, всякий замкнут в своем сознании, как и в своей коже, и только в нем живет непосредственно; вот почему ему нельзя оказать большой помощи извне.
самый дешевый вид гордости – гордость национальная. Ибо кто ею одержим, обнаруживает этим отсутствие в себе каких-либо индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться, так как иначе ему незачем было бы хвататься за то, что у него общее с миллионами. У кого есть выдающиеся личные достоинства, тот, напротив, всего яснее видит недостатки собственной нации, так как они постоянно у него на глазах. А всякий жалкий бедняга, у которого нет за душой ничего, чем он мог бы гордиться, хватается за последнее средство – гордиться той нацией, к какой именно он принадлежит: это дает ему опору, и вот он с благодарностью готов pyz cai laz[69] защищать все присущие этой нации недостатки и глупости. Поэтому-то, например, из пятидесяти англичан едва ли найдется больше одного, который присоединится к вам, когда вы с подобающим презрением отзоветесь о бессмысленном и унизительном ханжестве его нации, но этот один будет человек с головой.
Тем не менее люди в тысячу раз более хлопочут о богатстве, чем об умственном развитии, хотя вполне очевидно, что то, чем является индивид, гораздо важнее для нашего счастья, нежели то, что он имеет
С точки зрения молодости жизнь – бесконечно долгое будущее; с точки зрения старости это – очень краткое прошлое; так что вначале она представляется нам подобно вещам, если их рассматривать в бинокль, обращенный к глазам объективами, под конец же – подобно вещам в бинокль, который повернут к глазам окулярами. Надо достигнуть старости, то есть долго пожить, прежде чем станет понятно, насколько жизнь коротка. Чем человек старше, тем мельче кажутся ему человеческие дела, все вообще и каждое в отдельности; жизнь, стоявшая перед нами в юности как нечто прочное и устойчивое, оказывается теперь быстрой сменой эфемерных явлений – мы познаем ничтожество всего. С
Что для нашего счастья и нашего наслаждения субъективное несравненно важнее объективного, это находит себе подтверждение во всем, начиная от таких фактов, что голод есть лучший повар и что старик равнодушно взирает на богиню юноши, и кончая жизнью гения и святого. В особенности здоровье стоит настолько выше всех внешних благ, что поистине здоровый нищий счастливее больного царя. Обусловленный полным здоровьем и счастливой организацией спокойный и веселый нрав, ясный, живой, проницательный и верно схватывающий ум, умеренная, кроткая воля, дающая чистую совесть, – вот преимущества, которых не может заменить никакой ранг, никакое богатство. Ибо то, что есть индивид сам по себе, что остается наедине с ним и чего никто не может ему дать или у него отнять, имеет, очевидно, для него более существенное значение, нежели все, чем бы он ни обладал и чем бы он ни был в глазах других. Человек с богатым внутренним миром, находясь в совершенном одиночестве, получает превосходное развлечение в своих собственных мыслях и фантазиях, тогда как тупицу не оградит от смертельной скуки даже постоянная смена компании, зрелищ, прогулок и увеселений. Добрый, умеренный, миролюбивый человек может быть доволен и в бедности, тогда как алчного, завистливого и злого не удовлетворит никакое богатство. И для того, кто постоянно наслаждается своей необычной, выдающейся в духовном отношении индивидуальностью, большинство наслаждений, к каким все стремятся, совершенно излишни, даже прямо нежелательны и тягостны.
Ордена – это векселя, выданные на общественное мнение: их ценность основана на доверии к тому, кто их дарует.
этом отношении, пожалуй, блага двух последних рубрик имеют преимущества перед благами первой, так как время непосредственно их не отнимает.
, что есть индивид сам по себе, что остается наедине с ним и чего никто не может ему дать или у него отнять, имеет, очевидно, для него более существенное значение, нежели все, чем бы он ни обладал и чем бы он ни был в глазах других
Мир, в котором живет каждый из нас, прежде всего зависит от того, как мы его себе представляем, он принимает различный вид, смотря по индивидуальным особенностям психики: для одних он оказывается бедным, пустым и пошлым, для других – богатым, полным интереса и смысла.
так и с человеком: его индивидуальностью заранее определена мера возможного для него счастья.
Первым и важнейшим условием для нашего счастья являются, следовательно, субъективные блага: благородный характер, способная голова, счастливый нрав, бодрое настроение и хорошо сложенное, вполне здоровое тело, то есть вообще mens sana in corpore sano[11] (Ювенал. Сатиры, X, 356), и потому мы гораздо больше должны заботиться о развитии и поддержании этих качеств, нежели о приобретении внешних благ и внешнего почета.
Обусловленный полным здоровьем и счастливой организацией спокойный и веселый нрав, ясный, живой, проницательный и верно схватывающий ум, умеренная, кроткая воля, дающая чистую совесть, – вот преимущества, которых не может заменить никакой ранг,
«Мы оставим этот мир столь же глупым и столь же злым, каким застали его»
В особенности здоровье стоит настолько выше всех внешних благ, что поистине здоровый нищий счастливее больного царя
Вот почему Вольтер говорит: «Nous laisserons ce monde aussi sot et aussi mechant que nous l’avons trouve en y arrivant» («Мы оставим этот мир столь же глупым и столь же злым, каким застали его»).
Вся роскошь и наслаждения, отражающиеся в тупом сознании глупца, очень бедны в сравнении с сознанием Сервантеса, когда он писал «Дон Кихота» в своей печальной тюрьме.
дится в здравии и благополучии, за исключением какой-нибудь маленькой ранки или иного болезненного места, то здоровое состояние целого организма перестает доходить до сознания – внимание непрестанно направляется на боль в пораженном мест
мудрецы всех времен постоянно говорили одно и то же, а глупцы, всегда составлявшие огромнейшее большинство, постоянно одно и то же делали – как раз противоположное; так будет продолжаться и впредь.
Перед подлинными личными преимуществами, великим умом или великим сердцем все преимущества ранга, рождения, хотя бы даже королевского, богатства и т.п. – то же самое, что театральные цари перед настоящими.

On the bookshelvesAll

Андрей

Алхимия слова

Alexandra

Лена

Кристина Дреер

Философия,история,психология

Gerat Parusov

= ПОЛЕЗНОЕ =

Related booksAll

Related booksAll

Артур Шопенгауэр

Мир как воля и представление

Артур Шопенгауэр

О ничтожестве и горестях жизни

Артур Шопенгауэр

Введение в философию; Новые паралипомены; Об интересном

Артур Шопенгауэр
О воле в при­роде

Артур Шопенгауэр

О воле в природе

Артур Шопенгауэр
Смерть и ее от­но­ше­ние к нераз­ру­ши­мо­сти на­шего су­ще­ства

Артур Шопенгауэр

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа

Артур Шопенгауэр

Об университетской философии

Артур Шопенгауэр

Эристика, или Искусство побеждать в спорах

On the bookshelvesAll

Алхимия слова

Лена

Философия,история,психология

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)