Каждый умирает в одиночку, Ганс Фаллада
Read

Каждый умирает в одиночку

Берлин, 1940 год. Гестапо обеспокоено появлением в городе таинственных открыток с призывом противостоять злу, которое несут людям война и Гитлер.

Власти требуют найти «невидимку». Начинается неравный поединок между автором открыток и могущественным репрессивным аппаратом фашистской Германии. Ганс Фаллада (настоящее имя Рудольф Дитцен, 1893–1947) — немецкий писатель, перу которого принадлежит несколько десятков романов. Роман «Каждый умирает в одиночку» (1947 год) основан на материалах криминальной хроники тех лет и архивах гестапо.

Книга издана в 1948 году, поэтому орфография значительно отличается от современной.
more
Impression
Add to shelf
Already read
647 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

b9450902514
b9450902514shared an impression7 months ago
👍
🎯Worthwhile
💧Soppy

Сильная книга, до сих пор актуальная и полезная.

Tatyana Zvereva
Tatyana Zverevashared an impressionlast month
🎯Worthwhile

Эта книга больше про нас сегодня. Жутко. Единственное, что даёт надежду, в Германии это теперь история. Есть надежда, что и мы переживём этот период

b7746758995
b7746758995shared an impression2 months ago
👍

Интересно читать про борьбу изнутри.

b7443649915
b7443649915shared an impression5 months ago
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Viktoria Mikisha
Viktoria Mikishashared an impression6 months ago

Читала бумажную книгу. Это повествование о людях, когда каждый делает собственный выбор и с этим выбором придётся умереть. Вроде ненавязчиво, но сильно показаны психологические портреты людей, их переживания и точки выбора. Есть о чем подумать.

Nadezhda Iskhakova
Nadezhda Iskhakovashared an impression7 months ago

Чей перевод?

👍
🚀Unputdownable

kostbank
kostbankshared an impression2 years ago
👍

Хорошая книга

Савелий
Савелийshared an impression2 years ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable

Очень тяжелая и интересная книга про жизнь.

QuotesAll

Это не другие люди. Просто их теперь побольше, а все прочие теперь потрусливее, справедливость же осталась все та же, и я надеюсь, что мы с вами еще доживем до ее торжества.
Кван-гель сознавал, что никогда не чувствовал к сыну настоящей отцовской любви. С самого рождения ребенка ощущал он его как помеху в своей спокойной жизни и и своих отношениях с Анной. Если теперь он и чувствовал горе, то только потому, что беспокоился за Анну, как она воспримет эту смерть, что изменится в их жизни.
она простая женщина, и как всякая женщина считает, что не для того рожаешь детей, чтобы их убивали
Поэтому так и обидело его сегодня утром, когда Анна ему крикнула: «ты и твой фюрер». Правда, до сих пор он твердо верил в добрые намерения самого фюрера. Надо только убрать всех облепивших его мух, всех трутней, падких на легкую наживу и сладкую жизнь — и все наладится.
Они еще не понимали, что в этой ополчившейся на весь мир Германии личное счастье уже давно упразднено и человеку некуда податься, ибо каждый немец лишь частица единой Германии и обязан нести бремя общей судьбы.
как будто собирался уйти, Энно?
— Иду, Эвхен, — ответил он совершенно неожиданно
Мы живем для других, а не для себя. То, чем мы себя делаем, делаем мы не для себя, а для других.
Так-то. Желать спасти мало. Надо, чтобы и тот, кого спасаешь, хотел спастись.
А как только свяжешься с бабами, всякой регулярной работе конец.
сердца. Не говорите мне об опасности, фрау Розенталь… — Но сейчас это другие люди, — возразила фрау Розенталь. — А разве я вам не сказал, что угрозы и тогда исходили от преступников и их сообщников? Ну, так видите! — Он чуть улыбнулся. — Это не другие люди. Просто их теперь побольше, а все прочие теперь потрусливее, справедливость же осталась все та же, и я надеюсь, что мы с вами еще доживем до ее торжества. — Он выпрямился и на минуту остановился. Затем снова зашагал из угла в угол. Он сказал совсем тихо: — И торжество справедливости не будет торжеством нынешнего немецкого народа!
он на каждом шагу убеждался, какую делают разницу между просто немцами и нацистами. Последний нацист был для них дороже самого порядочного немца. Кто стал нацистом, тому все дозволено: не так-то легко до него доберешься. У них это называется стоять друг за друга.
А мастер Отто Квангель стоял за справедливость. Для него всякий человек был человеком
Награждать и наказывать — вот лучший способ править людьми.
Герой книги, писатель Долль, живет в захолустном городке. Он рад приходу Советской Армии; он с волнением ждет момента, когда впервые увидит русских солдат и сможет их приветствовать. Но, когда эта встреча действительно происходит, Долль чувствует себя морально сраженным. Он ощущает недоверие в обращенном на него, взгляде советских бойцов, — и он не может не понимать, насколько законно это недоверие. Ведь он, как и всякий другой немецкий обыватель, несет ответственность за преступления гитлеризма!
разочарование в республике и парламентаризме, демагогически обращаясь к их наболевшим нуждам, играя на ущемленных национальных чувствах.
не могут отучиться думать. Они все еще верят, что до чего-нибудь хорошего додумаются. — А надо только повиноваться. Думает за всех фюрер.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)